Главная

Джон Фэйко - американский архитектор

Джон Фэйко - американский архитектор

Архитекторы сделались модными, публичными людьми. Каждая заметная постройка стала предметом общественного внимания. В любой газете можно прочесть архитектурные новости, большинство из них имеет по части зодчества своих постоянных рецензентов, и интервью с мировыми знаменитостями, которых по аналогии с шоу-бизнесом называют теперь "звездами", стали обычным делом. Эти "звезды" в последнее время охотно навещают Москву, и по всем профессиональным журналам мелькают их портреты и постройки - Колхаас, Хадид и Холл как столичные гости, Либескинд, Чуми и другие - в качестве гостей журнальных страниц, Перро и Эгераат выступают как мастера-гастролеры. Их знают в лицо, узнают их работы - все это приметы причастности российского зодчества к мировому архитектурному процессу.
Одна из таких знаменитостей - Джон Фэйко - американский архитектор из города Рочестера, штат Нью-Йорк, сам может рассказать о себе много интересного…
Я появился на свет в 34 м, в Уиндбере, небольшом шахтерском городке на юго-западе штата Пенсильвания Родители - оба из Чехословакии - поселились здесь в те времена, когда уголь был главным источником энергии, и отец работал шахтером. Но времена изменились, нефть победила уголь, шахта закрылась, и ему пришлось искать другую работу. Мы перебрались в штат Нью-Джерси, неподалеку от Нью Йорка, где отец нашел место машиниста, а я, закончив школу, поступил на архитектурный факультет Pratt Institute в Бруклине. Я выбрал его потому, что понимал - сама среда Нью-Йорка, его постройки, мастера, которые будут моими учителями - все будет способствовать моему архитектурному образованию. Гостями, читавшими лекции в Pratt, были Пьер Луиджи Нерви, Мис ван дер РОЭ, франк Ллойд Райт. И все культурные и архитектурные достопримечательности Нью-Йорка были моим учебным классом. Но когда я был дипломирован в 57-м, меня тут же призвали в армию (тогда армия США еще не перешла на профессиональную основу, и призыв был обязательным). Я с нетерпением ждал начала своей творческой карьеры.
Спустя год я приступил к работе и поначалу пробовал себя в различных архитектурных фирмах, в том числе в Skidmore, Owmgs and Merrill, которая известна многими большими проектами. В конце концов, я предпочел фирму Виктора Груна (Victor Gruen), занимавшегося планировочными проблемами и торговыми зданиями, которые он проектировал по всей стране. Он был автором первого в США торгового молла в даунтауне Рочестера, штат Нью-Йорк (около 560 км к северо-западу от Нью-Йорк Сити) . Конечно, я с неохотой покидал любимый город, но возможность участия в таком интересном проекте, как Midtown Plaza, упускать тоже не следовало Тем временем, я успешно сдал экзамены и получил лицензию на право самостоятельной деятельности (для этого надо иметь диплом архитектора и не менее 3-х лет стажировки). А когда в 62-м году молл был построен, я решил остаться в Рочестере и открыл свой собственный офис. Всего лишь восемь месяцев назад, в апреле 2004-го, после сорока пяти лет активной творческой деятельности, я оставил работу и теперь консультирую различные организации и частных лиц в пределах нашего региона.
Моя практика касалась самых разных проблем. К примеру, в начале 70-х, когда возник нефтяной кризис, я занимался солнечной энергетикой и построил в комплексе местного Технологического института экспериментальную солнечную установку. И хотя это было детством "солнечного дизайна", некоторые аспекты нашего опыта успешно используются и сегодня. Я строил односемейные дома и многоэтажные гаражи-стоянки, офисные здания и торговые центры. Мои первые заказы достались мне благодаря контактам, возникшим в процессе строительства молла. Я подружился с коммерсантами и представителями городской власти. Кто-то из них заказал мне проект своего дома, владельцы магазинов, расположившихся в молле, просили сделать дизайн интерьеров, город поручил планировку жилого района. Наш опыт проектирования молла повлек за собой несколько заказов на крупные торговые комплексы, расположившиеся между Рочестером и другими городами восточной части штата Высокая репутация обеспечивалась честностью и профессионализмом, а если клиенты уважают ваши цели, вы каждый день с удовольствием направляетесь в свой офис.
Конечно, наша работа сопровождалась множеством проблем. И отнюдь не всегда согласования и одобрения проекта проходили гладко. Понятно, что проект должен соответствовать зональным кодам - нормам, принятым в штате Нью-Йорк (в разных штатах они могут различаться). Коды города, в котором вы работаете, в свою очередь диктуют планировочные размеры и высоту здания, условия парковки и прочие ограничения, средовые и технические установки. Крайне важны требования безопасности, обеспечения здоровья тех, кто обитает или служит в здании. И наконец, забота об инвалидах предусматривается множеством нормативов, призванных облегчить их передвижение, пользование всеми благами жизни. Восемь толстых томов содержат в себе указания, которым мы должны следовать. Один из них целиком посвящен жилищу.
Иногда специально рассматриваются эстетические аспекты проекта. Конкретные пожелания могут содержаться в задании, которое предлагает община, выступающая заказчиком. Они могут касаться применяемых материалов, желательного очертания кровли - скатной или плоской, расположения здания или дизайна в целом И если требования не учитываются, проект подлежит корректировке или может быть вообще отклонен Желательно, чтобы в составе совета, представляющего общину, был хотя бы один архитектор Но бывает и так, что власть и девелоперы, преследуя лишь коммерческие цели, пренебрегают внешним видом здания и его взаимодействием со средой Гигантские коробки Wall Mart иллюстрируют это положение. Когда вы работаете с клиентом - с частным лицом или корпорацией - прежде всего выясняется бюджет проекта. Первые же эскизы, исполненные по его программе, позволяют оценить ситуацию. И если бюджет не отвечает ожиданиям, клиент должен решить, каком поступит - увеличит его, сократит программу или вообще откажется от своей затеи. Обычно наши услуги начинаются с предварительных почасовых консультаций, а затем мы приступаем к основной работе - подготовка программы, предварительный дизайн, разработка проекта, составление контрактных документов, а затем торги или переговоры с подрядчиком. Вы работаете с клиентом от первого эскиза до завершенного здания.
Теперь большая часть нашей работы исполняется на компьютере, и многие молодые архитекторы не умеют рисовать. Когда у вас в руке карандаш, вы думаете о том, как провести линию, какой она должна быть и о чем она говорит, а когда вы касаетесь мышки компьютера, процесс контролирует программа/ Лучше все го она поможет тому, кто сначала сделает эскиз собственной рукой, а потом воспользуется компьютером как инструментом.
Как и в любом деле, важно договориться с клиентом об оплате вашего труда. Здесь возможны варианты. В начале моей карьеры я проектировал пристройку для клиента, у которого не было больших денег, но был прекрасный коттедж на берегу моря. Я согласился взять половину оплаты наличными, а вторую часть получил в виде бесплатного двухнедельного отдыха в этом милом местечке. Все зависит от договоренности, которая должна учитывать различные интересы сторон. Возможна почасовая оплата, в которую входят собственно работа, накладные и представительские расходы, должностные надбавки, и соответствующая прибыль. Возможна оплата по количественному признаку - в зависимости от площади - по числу кв футов (1 кв фут = 0, 09 кв м) или комнат в апартаменте и т. д. Можно определять стоимость проекта в зависимости от стоимости строительства. Есть правила, которыми вы можете воспользоваться - публикуются цены 1 кв фута для зданий различного назначения. При этом важно иметь информацию о предполагаемой отделке и прочих деталях. Ну, и так далее. С гордостью замечу, что мои расчеты стоимости строительства всегда укладывались в пределах +-5 %. Ваш гонорар тоже может складываться по-разному. Не только в виде отдыха на морском берегу, но и в качестве части дохода, извлекаемого от сдачи объекта внаем. Понятно, что все способы компенсации вашего труда могут комбинироваться в зависимости от обстоятельств, но я считаю наиболее справедливой повременную оплату.
Я практически всю жизнь работал в Рочестере. Популяция этого региона составляет более миллиона человек. В XX веке здесь построено множество разных сооружений. В архитектуре города отразились различные влияния, но главным было влияние Джорджа Истмена, создавшего фирму "Кодак", и самой фирмы, представлявшей наиболее консервативную часть местного истеблишмента. Можно сказать, что большинство построек отражали самодовольство и степенность здешней элиты, в то время как остальной мир расширял границы новой архитектуры. Город, располагавший немалыми богатствами, тратил их на воспроизводство исторических стилей с большей охотой, чем на постройки, выражавшие современность и новые технологии Конечно, Рочестер может похвастаться тем, что здесь есть дом Райта, студенческий центр Пэя и церковь Кана, но это редкие исключения среди множества построек совсем другого калибра.
В нашем городе работает около двухсот архитекторов. Всех нас объединяет American Institute of Architecture - наша национальная организация, в которой состоит большинство американских архитекторов. Раз в год AIA собирается на свой съезд - всегда в разных городах - с тем, чтобы обсудить вопросы, представляющие общие интересы. Устраиваются большие выставки, демонстрируются проекты и постройки, новые материалы и изделия. И, конечно, идет активная общественная жизнь - встречи, экскурсии, банкеты, развлечения.
Каждый штат имеет свое отделение, которое осенью устраивает свой съезд и, как мы говорим, "под национальным зонтиком" дебатирует проблемы штатного уровня. Но самая важная часть AIA - наша местная организация рочестерское отделение. Наша цель - способствовать успешной профессиональной деятельности в регионе Мы занимаемся повышением квалификации, организацией курсов и экзаменов для стажеров, проводим "карьерные дни" молодых коллег, популяризируя их творчество, сотрудничаем с архитектурными школами региона, изыскиваем фонды, обеспечивающие всю эту работу, присуждаем почетные награды за лучшие проекты и постройки. Ежемесячно мы проводим творческие встречи (иногда в застолье, в час ланча), слушая сообщения о новинках технологии или обсуждая отчет наших представителей в различных штатных комитетах AIA Ежегодно происходит смена Президентов всех уровней и каждой осенью наш совместный обед сопровождается отчетным докладом, дискуссией и выборами. Мы собираемся и по праздным поводам. У нас в традиции летние пикники и рождественские встречи и турниры по гольфу тоже традиционны.

Реклама в статье: основное направление выпускаемой нами продукции, пенобетон. Сотрудничая с зарубежными партнёрами, и используя Итальянское оборудование. Наша продукция соответствует всем нормам Европейского качества.

Привилегия принадлежности к AIA стоит $48 538 в год (из них $26 600 поступает в федеральную кассу, $12 938 - в штатную и $9000 в местную). Отдельно в разных штатах по-разному (в среднем $15 000 в год) оплачивается лицензия. Для каждого штата – своя. Если штат Нью-Йорк имеет с другим штатом взаимное соглашение, вы оплатите лицензионный взнос и можете там работать, а если нет, придется сдавать экзамен.
К моему сожалению, я должен признаться, что никогда не был в России. И большинство американских архитекторов мало знают об архитектуре этой страны - нас ведь долгие годы разделяла холодная война. Авангард 20-х мы, конечно, знали. Знали, что на смену ему пришли помпезные классические форм (для меня примером служил конкурсный проект Дворца советов Иофана). Но когда поднялся "железный занавес", за ним открылось другое. Встречи и беседы с русскими архитекторами и знакомство с их работами по казали, что Россия обратилась к модернизму. Конечно, смерть Сталина освободила творческую мысль, позволила архитекторам включиться в современное движение. Я надеюсь побывать в Москве и увидеть собственными глазами ее архитектурную историю, о которой много читал. Я также непременно поеду в Великий Новгород. Многие новгородцы посетили Рочестер и я наслышан о прекрасных памятниках, бережно сохраненных в этом древнем городе. Феликс спросил меня, что я люблю, кроме архитектуры. Мне нравится сидеть за рулем моего старого Porsche, мне доставляет удовольствие чтение и занятие акварелью, я радуюсь общению с детьми и внуками и люблю путешествовать вместе с моей женой Анной. Но мои главным hobby - была всю жизнь и остается теперь – архитектура.

Партнеры СК "Коллекс"